Главная >> Литература для 8 класса. Коровина. Часть 1

 

 

 

А. С. Пушкин

 

       

Историческая эпоха, развития в вымышленном повествовании

А. С. Пушкин заинтересовался событиями Пугачевского бунта (судя по его письму к брату) в 1824 году, во время михайловской ссылки; просил прислать известный, даже модный (хотя, как оказалось. полный нелепостей и вздора) роман «Ложный Петр III. или Жизнь и похождения бунтовщика Емельяна Пугачева».

Летом 1832 года (или, как полагают пушкинисты, несколько раньше) Пушкин набросал первый известный нам план повести или романа, а котором угадываются черты будущей «Капитанской дочки». Через некоторое время появился второй, а потом и третий; под ним — дата; «31 янв. 1833», но роман «не шел»... Почему? — Одну из причин видим в том, что Пушкин, скорее всего, не столь хорошо знал эпоху Пугачевского бунта, чтобы писать исторический роман.

Пушкин изучил газеты и книги и вскоре уже знал «все, что было обнародовано правительством касательно Пугачева».

В начале февраля 1833 года Пушкин обратился к военному министру графу Александру Ивановичу Чернышеву с просьбой о разрешении пользоваться материалами военного архива. Свое желание объяснил намерением писать «Историю генералиссимуса князя Италийского графа Суворова-Рымникского», но занимал Пушкина не блистательный полководец, а запрещенный «мужицкий царь» Емелька Пугачев: истинные намерения до поры до времени приходилось скрывать.

Ответ пришел быстро — разрешение было получено. В конце февраля — начале марта Пушкин уже знакомился с материалами Секретной экспедиции Военной коллегии, архивными материалами Главного штаба, а в апреле приступил к «Истории Пугачева» и всего за пять недель вчерне завершил работу. Такая быстрота объясняется тем, что «История...» задумывалась, вероятно, как введение к роману, однако стремительно перерастала в самостоятельное исследование, не перечеркивающее замысел романа, но составляющее его выверенную историческую основу.

    Карта-схема путешествия А. С. Пушкин'^

В сентябре Пушкин побывал в местах Пугачевского бунта — в Нижнем Новгороде, Казани, Симбирске, Оренбурге, Уральске, опрашивал стариков, современников и свидетелей крестьянской войны, записывал их рассказы, предания, песни; собирал материалы в провинциальных архивах.

В октябре приехал в Болдино; привел здесь в порядок бумаги, написал новое предисловие к «Истории Пугачева» и, вернувшись в Петербург, обратился к начальнику III отделения его императорского величества канцелярии генерал-адъютанту А. X. Бенкендорфу с письмом:

    «Милостивый государь

    граф Александр Христофорович!

    <...> Хотя я как можно реже старался пользоваться драгоценным мне дозволением утруждать внимание государя императора, но ныне осмеливаюсь просить на то высочайшего соизволения: я думал некогда написать исторический роман, относящийся ко времени Пугачева, но, нашед множество материалов, я оставил вымысел и написал историю Пугачевщины. Осмеливаюсь просить через Ваше сиятельство дозволения представить оную на высочайшее рассмотрение».

Окончание >>>