Главная >> Литература 7 кл. Коровина. Часть 1

 

А. К. Толстой

 

Василий Шибанов

    Князь Курбский от царского гнева бежал,
        С ним Васька Шибанов, стремянный.
    Дороден был князь, конь измученный пал.
        Как быть среди ночи туманной?
    Но рабскую верность ТПибанов храня,
    Своего отдает воеводе коня:
        «Скачи, князь, до вражьего стану,
        Авось я пешой не отстану.

    И князь доскакал. Под литовским шатром
        Опальный сидит воевода,
    Стоят в изумленье литовцы кругом,
        Вез шапок толпятся у входа,
    Вся к русскому витязю честь воздает;
    Недаром дивится литовский народ,
        И ходят их головы кругом:
        «Князь Курбский нам сделался другом».

    По князя не радует новая честь.
        Исполнен он желчи и злобы;
    Готовится Курбский царю перечесть
        Души оскорбленной зазнобы1:
    «Что долго в себе я таю и ношу,
    То всё я пространно к царю напишу.
        Скажу напрямик, без изгиба.
        За все его ласки спасибо».

      1 3азно́бы — здесь: печали, огорчения.

    И пишет боярин всю ночь напролет,
        Перо его местию дышит,
    Прочтет, улыбнется, и снова прочтет,
        И снова без отдыха пишет,
    И злыми словами язвит он царя,
    И вот уж, когда занялася заря,
        Поспело ему на отраду
        Послание, полное яду.

    Но кто ж дерзновенные князя слова
        Отвезть Иоанну возьмется?
    Кому не люба на плечах голова.
        Чье сердце в груди не сожмется?
    Невольно сомненья на князя нашли...
    Вдруг входит Шибанов, в поту и в пыли:
        «Князь, служба моя не нужна ли?
        Вишь, наши меня не догнали!»

    И в радости князь посылает раба,
        Торопит его в нетерпенье:
    «Ты телом здоров, и душа не слаба,
        А вот и рубли в награжденье!»
    Шибанов в ответ господину: «Добро!
    Тебе здесь нужнее твое серебро,
        А я передам и за муки
        Письмо твое в царские руки».

    Звон медный несется, гудит над Москвой;
        Царь в смирной одежде трезвонит;
    Зовет ли обратно он прежний покой
        Иль совесть навеки хоронит?
    По часто и мерно он в колокол бьет,
    И звону внимает московский народ,
        И молится, полный боязни,
        Чтоб день миновался без казни.

Продолжение >>>