Главная >> История России 8 кл. Данилов

 

Глава II. Россия во второй половине XIX в.

 

§ 26. Революционное народничество второй половины 60-х — начала 80-х гг.

Народнические организации второй половины 60-х — начала 70-х гг.

лавной целью народников являлась организация крестьянской революции в России. Представления о способах достижения этой цели у членов народнических организаций на протяжении 60—80-х гг. не раз изменялись по мере приобретения ими опыта революционной деятельности.

В середине 60-х гг. под непосредственным влиянием романа Н. Г. Чернышевского «Что делать?» сложилась организация Н. А. Ишутина — И. А. Худякова (1863— 1866). Ее члены ставили перед собой задачу подготовки революционного переворота, результатом которого стало бы переустройство общества на основе коллективной собственности и коллективного труда. В 1865 г. внутри этой организации стала действовать группа «Ад», которая вела подготовку цареубийства, считая, что оно послужит первотолчком революции. В апреле 1866 г. член «Ада» Д. В. Каракозов совершил покушение на Александра II. Революционер был казнен, а ишутинская организация разгромлена.

Покушение Каракозова привело к усилению влияния консерваторов в правительстве. Были закрыты близкие народникам журналы «Современник» и «Русское слово», запрещены студенческие кружки, усилена цензура.

С. Г. Нечаев

Однако, несмотря на то что выстрел Каракозова привел к подобным результатам, для революционеров он стал вдохновляющим примером. На смену «ишутинцам» пришли «нечаевцы». В 1869 г. бывший вольнослушатель Петербургского университета С. Г. Нечаев основал в Москве обжество «Народная расправа». Он составил «Катехизис революционера» — свод правил, которыми должны были руководствоваться его сторонники. Революционер для Нечаева — это «обреченный человек. Он не имеет личных интересов, дел, чувств, привязанностей, собственности, даже имени. Все в нем захвачено одним исключительным интересом, одной мыслью, одной страстью: революцией».

Нечаев планировал покрыть Россию сетью революционных организаций, связанных железной дисциплиной. Для их членов дозволено все, что служит делу разрушения старого общества и осуществления революции. Нечаев пытался насадить в «Народной расправе» дух безоговорочного подчинения вождю. Когда один из руководителей организации студент И. И. Иванов усомнился в правдивости некоторых заявлений Нечаева, тот обвинил его в предательстве и вынес ему смертный приговор. Приводить приговор в исполнение должны были все члены организации, дабы кровь бывшего товарища еще теснее сплотила их.

В ходе следствия по делу об убийстве Иванова полиция арестовала всех членов «Народной расправы». Перед судом предстало 87 человек. Самому Нечаеву удалось выехать за границу. В 1872 г. он был выдан России как уголовный преступник. Нечаев был осужден на многолетнюю каторгу, но отбывал наказание вплоть до смерти в 1882 г. в Петропавловской крепости.

В 1869 г. в Петербурге сложился кружок «чайковцев» (по имени одного из его членов — Н. В. Чайковского). Это была группа молодежи, занимавшейся самообразованием и распространением книг Н. Г. Чернышевского, П. Л. Лаврова, К. Маркса. В противовес «нечаевщине» «чайковцы» строили свою организацию на принципах высокой нравственности. Члены организации сумели создать всероссийскую сеть своих групп, в которых началась революционная деятельность многих видных представителей народничества: С. Л. Перовской, С. М. Кравчинского, А. И. Желябова, М. А. Натансона и др.

Одновременно с «чайковцами» существовал ряд других народнических групп, не связанных между собой. В 1873 г. бывший студент-вольнослушатель Петербургского технологического института А. В. Долгушин организовал немногочисленный кружок сторонников Бакунина. В одной из подмосковных деревень «долгушинцы» сконструировали примитивную печатную машину, на которой печатали прокламации и воззвания. Правда, однажды крестьяне решили, что они печатают фальшивые деньги, и Долгушину пришлось переубеждать их при помощи пистолета.

Не соблюдая никаких мер предосторожности, народники распространяли свою продукцию среди крестьян, вели с ними беседы, дарили книги, читали вслух. Вскоре молодые революционеры были арестованы.

«Хождение в народ»

В середине 70-х гг. народники пришли к выводу о том, что если не произойдет немедленной революции, то капитализм, набирающий силы, изменит, приспособит к своему развитию крестьянскую общину. Поэтому необходимо было, по их мнению, идти в народ для того, чтобы вносить в его сознание «идеалы лучшего, справедливого общественного строя».

Состав пропагандистов был очень пестрым: «в народ» устремились не только революционные романтики из числа членов тайных организаций, но и люди, не связанные с ними, но разделяющие народнические идеи. Среди них были даже представители высших слоев общества.

В 1874—1875 гг. сотни пропагандистов под видом врачей, инженеров, учителей, порой, чтобы завоевать доверие крестьян, и переодетые мастеровыми, разбрелись по России, проникая в самые глухие ее уголки. Они толковали с крестьянами о революции и социализме. Но мужики, как правило, не понимали «бар» с их господской, полной иностранных слов речью. Чаще всего крестьяне и доносили на пропагандистов в полицию.

Власти ответили на «хождение в народ» всероссийской облавой и показательными судами над революционерами.

Деятельность народников, их самоотверженность вызывали к ним глубокие симпатии со стороны образованной части общества. Поведение революционеров выглядело особенно впечатляющим в сравнении с погоней за наживой, которая расцвела тогда на почве железнодорожного строительства, учреждения банков и торгово- промышленных предприятий. Однако крестьяне, жившие собственной жизнью, сообразно укоренившимся представлениям, не откликнулись на призывы народников.

Продолжение >>>