Главная >> История России 1900—1945 гг. 11 кл. Данилов

 

Глава 5. Великая Отечественная война. 1941—1945 гг.

 

§ 24. Оккупационный режим и борьба в тылу врага

Давайте вспомним

Где на территории СССР находились «партизанские республики» и почему их так называли

Названия крупнейших немецких концентрационных лагерей смерти на территории СССР и других стран

Названия германских карательных органов, ведущих борьбу с советскими патриотами на оккупированной территории

Попробуйте

Объяснить причины, которые не позволяли оккупантам уничтожить партизанское движение

Установление «нового порядка»

В 1941—1942 гг. германские войска захватили значительную часть европейской части Советского Союза. Под сапогом оккупантов оказались Литва, Латвия, Эстония, Белоруссия, Украина, Молдавия, значительные районы Карело-Финской ССР и РСФСР. До войны здесь проживало около 88 млн человек, из которых после освобождения этих территорий советскими войсками осталось лишь 55 млн человек. На захваченной территории гитлеровцы и их сателлиты начали насаждать свой «новый порядок».

Когда немецкие армии двинулись в свой «восточный поход», в их багаже, помимо антикоммунизма и презрения к «ра- сово неполноценным» «недочеловекам», имелись до мелочей разработанные и опробованные в прежних кампаниях методы и средства управления захваченными землями.

Немецкие оккупанты жгут деревню. 1941 г.

Высшая административная власть на завоеванных территориях принадлежала верховному главнокомандующему, т. е. А. Гитлеру. Командующие группами армий получили высшую исполнительную власть в районе действий своих групп. Непосредственно в полосе глубиной 2—10 км от передовой линии вся власть принадлежала командирам дивизий. За порядок здесь отвечал офицер квартирмейстерской группы, которому подчинялись полевые комендатуры.

За прифронтовой полосой на глубину 20—50 км тянулся тыловой район армии. Здесь командующий армией назначал командующего армейским тыловым районом. Последний руководил сетью районных комендатур, которые, в свою очередь, руководили комендатурами местными и городскими (гарнизонными). Для поддержания порядка в армейском тыловом районе служили батальоны охраны порядка и батальоны охраны тыла. Наконец, за тыловым армейским районом лежала территория тылового района группы армий. В этом звене задачи военной охраны лежали на специально созданном командовании тыловым районом группы армий. Основной его задачей являлась охрана тыла от партизан и поддержание должного порядка среди населения. На захваченную территорию двинулись технические отряды и батальоны (в октябре 1941 г. их было уже 24), которым предстояло восстановить и взять под охрану значимые коммунальные и военные предприятия.

По мере продвижения линии фронта на восток военные власти передавали свои полномочия германским оккупационным властям, подчинявшимся Министерству по делам восточных территорий во главе с А. Розенбергом.

Захваченные земли были поделены по разумению оккупантов. Южная часть Литвы и часть Западной Белоруссии были выделены в отдельный округ «Белосток» и присоединены к Германии. Часть Западной Украины, некогда входившая в состав Австро-Венгрии, составила отдельный округ «Галиция» и была присоединена к генерал-губернаторству, созданному на месте оккупированной Польши. Занятая финнами территория Карело- Финской ССР под названием «Восточная Карелия» была «воссоединена с родственной Финляндией». Бессарабия и район между Днестром и Южным Бугом вместе с Одессой достались Румынии. Оккупированная территория РСФСР оставалась под управлением военных властей.

Остальные украинские и белорусские земли, на которых планировалось расселять германских колонистов, объединялись в рейхскомиссариаты. Рейхскомиссариат «Остланд» объединял большую часть Белоруссии, часть Литвы, всю Латвию и часть Эстонии. В состав рейхскомиссариата «Украина» входили, помимо собственно украинских, еще и южные белорусские районы. Рейхскомиссариаты делились на генеральные округа (гау) во главе с гауляйтерами.

В захваченных крупных населенных пунктах (райцентрах и городах) организовывались комендатуры. Военные коменданты создавали себе в помощь органы местного самоуправления и вспомогательные полицейские структуры. В селах назначались старосты, в городах формировались городские управы во главе с бургомистрами. Единственной задачей этих «властей» было исполнение приказов комендантов, касавшихся контроля за местными жителями. Для этого оккупанты сразу старались организовать перепись населения и перерегистрацию удостоверений личности. Чтобы контроль над населением не ослабевал, оккупанты организовали целую сеть легальной агентуры. Так, в городах за жителями обязаны были следить дворники, управдомы, коменданты домов, квартальные и участковые надзиратели. Обо всех подозрительных тут же следовало докладывать в комендатуру. В селах надзор осуществлял староста.

Вся жизнь в оккупации была обставлена правилами и запретами, невыполнение которых грозило гибелью. Для передвижения из села в село или в город каждый человек обязан был иметь при себе пропуск от местных властей с точным указанием маршрута, времени передвижения и очень коротким сроком действия. Всем прибывающим на ночлег в городе или деревне приходилось регистрироваться у квартального надзирателя, коменданта или старосты, у которых до утра оставались их документы. Передвижение и даже появление на улицах было разрешено в селах с 6.00 до 17.00, в городах с 8.00 до 16.00. Запрещались митинги и собрания, прекращалась деятельность всех организаций. Закрывалось или реквизировалось в пользу «Великой Германии» большинство больниц и школ.

Малейшее нарушение установленного порядка каралось смертью. С самого начала оккупации патрули имели право открывать огонь без предупреждения по группам более трех человек или по тем, кто при приближении патрульных держал руки в карманах. Позднее командование прямо предписывало расстреливать на месте всех, кто передвигается в ночное время, идет не по дороге или со стороны леса, а также оказывается вблизи расположения воинских частей. Так, в одном из приказов по немецкой дивизии говорилось: «Каждый штатский, который будет находиться... в каком- нибудь районе расположения дивизии, должен рассматриваться как партизан и подлежит расстрелу на месте». Чем хуже приходилось немецким войскам на фронте, тем больше старались они отыграться на мирном населении. С чисто немецкой пунктуальностью организовывалось сожжение селений. В приказе по дивизии в декабре 1941 г. указывалось: «Арьергардам и тыловым отрядам производить: а) разрушение и поджог всех населенных пунктов. Использовать специальные команды для поджога деревень, лежащих в стороне от путей отступления; б) уничтожение наличных средств транспорта и имеющегося скота; в) уничтожение или приведение в негодность всех имеющихся продуктов».

Продолжение >>>