Главная >> История России для 10 класса. Данилов

 

 

 

Глава 2. Древнерусское государство

 

       

§ 9. У истоков древнерусского крестьянства

Давайте вспомним

    Какие факторы влияли на характер землевладения на Руси

Характер землевладения в X — начале XIII в.

Основной хозяйственной ячейкой древнерусского общества являлась территориальная община свободных крестьян (вервь, мир), основанная на коллективной форме собственности и принципах уравнительности. Каждая община владела определённой территорией. В общественном пользовании находились земля, луга, водоёмы, промысловые угодья. Пахотные земли и покосы делились между членами общины и отдавались им в личное пользование.

Земля на Руси тогда не имела особой ценности. Пустующих земель было очень много, а их освоение требовало огромных затрат. Свои представления о богатстве люди связывали преимущественно с драгоценностями и деньгами, а не с землёй. Показателем богатства являлось также владение рабами, лошадьми, другим скотом.

Земля долгое время не привлекала внимания князей и дружины. Источники отмечают существование лишь нескольких княжеских сёл, заводившихся с промысловыми целями. Такие сёла с «ловищами и перевесищами» имела княгиня Ольга. Князь Владимир последние годы жизни провёл в любимом загородном селе Берестово.

В XI в. княжеское хозяйство постепенно расширяется и перестраивается. Об этом свидетельствуют статьи Правды Ярославичей. Увеличивался и штат княжеских слуг: помимо челяди и холопов, появляются разного рода управители — огнищане, тиуны и пр. Тем не менее, как и прежде, княжеское хозяйство оставалось преимущественно промысловым. Правда, значительное развитие получило скотоводство, прежде всего коневодство. Это связано с обострением внешнеполитической обстановки из-за наплыва к границам Руси сначала печенегов, а потом половцев. Именно военные нужды заставили князей заниматься разведением лошадей. Земледельческое производство не сделало таких заметных успехов, как животноводство. Появляется незначительная по размерам пашня, выполняющая прежде всего подсобную задачу. Расширение княжеской запашки сдерживалось не только малым объёмом внутреннего рынка и слабым развитием товарно-денежных отношений, но и сохранением архаичных отношений между князем и населением. Свои личные потребности князья по- прежнему удовлетворяли через систему поставок зерна, поступающего в княжеские закрома в качестве своеобразной платы за выполнение ими управленческих, судебных, военных и иных общественных обязанностей, хотя постепенно различного рода «приношения» теряли непосредственно потребительский характер, трансформируясь в некое подобие натуральных налогов.

В XI в. появляются и первые боярские вотчины. Вотчиной (или отчиной) называлось земельное владение и хозяйственный комплекс, принадлежащие владельцу на правах полной наследственной собственности. Однако верховная собственность на это владение принадлежала великому князю, который мог вотчину пожаловать, но мог и отнять её у владельца за преступления против власти и передать другому лицу.

Церковное землевладение в первые десятилетия после Крещения Руси практически отсутствовало. Церковные богатства формировались в основном за счёт выполнения определённых судебных функций, а также за счёт десятины — передачи церкви десятой части всех княжеских доходов. Появление первых церковных земель отмечено только в XI в.

Какими же путями создавалась крупная земельная собственность в Русском государстве X—XII вв.?

Княжеское землевладение возникало прежде всего путём освоения пустующих земель, чаще всего лесных массивов, которые затем раздавались в виде подарков боярам и монастырям. Однако даже на этом пути князья встречали определённые трудности. Ведь в Древней Руси публичная власть выступала в форме не только княжеской, но и вечевой. Вече нередко ставило препоны проникновению князя на неосвоенные земли.

Насильственный захват общинных земель нельзя рассматривать в качестве основного способа формирования княжеского и вотчинного землевладения. Если подобные действия и встречались, то они носили лишь эпизодический характер. Значительно чаще освоенные общинные земли покупались, что переводило их в ранг частновладельческих.

Интерес к земле у русских правителей по-настоящему пробудился лишь в конце XII — начале XIII в., когда половцы практически полностью расстроили торговлю Киева с Константинополем. Это весьма существенно отразилось на материальном обеспечении князей. Ведь именно они в X—XI вв. были самыми крупными экспортёрами сырья, набиравшегося в виде дани. Лишившись доходов от торговли, князья обратились к земледелию. В особенности это относится к правителям северных княжеств, не подвергавшихся вторжениям кочевников: здесь, говоря словами В.О. Ключевского, появился «князь-вотчинник, наследственный оседлый землевладелец, сменивший своего южного предка, князя-родича, подвижного очередного соправителя Русской земли».

Помимо внешнеполитических, большое значение имели и сугубо естественные причины. Княжеский род разрастался, а значит, стали мельчать и сами волости, которыми князья владели, что, в свою очередь, вело к уменьшению поступления средств от населения в княжескую казну.

Развитию княжеского хозяйства способствовало сохранение патриархального рабовладения. Летопись XII в. полна известиями о княжеских сёлах, населённых рабами. Некоторые из таких княжеских сёл были огромными хозяйственными заведениями. Так, на путивльском дворе Святослава Ольговича жило 700 рабов. Одним из главных княжеских богатств по-прежнему были большие табуны: под Новгородом-Северским неприятели в ходе боевых действий захватили у Ольговичей 3000 кобыл и 1000 коней. Княжеские сёла являлись собственностью тех, кто их устраивал, и они стали уже отличаться от волостей, которыми князья владели в качестве правителей, большей частью временно, до перехода в другую волость.

Создаётся, как и в других странах Европы, княжеский домен, т.е. комплекс населённых земель, принадлежащих непосредственно главе государства, главе династии.

По мере роста и укрепления частновладельческих земель они становятся объектом внимания законодательства.

Так, согласно Русской Правде, если у смерда не было сыновей, то его землю наследовал князь. Если у смерда оставались лишь дочери, они наследовали только часть земли, остальное переходило к князю. Если же дочь была замужем на момент смерти отца-смерда, то она не получала ничего.

Пахота, выпас скота. Миниатюра

Тем не менее крупное землевладение и хозяйство оставались в домонгольской Руси достаточно редким явлением. В основе социально-экономической жизни древнерусского общества лежала не частная земельная собственность, а землевладение свободных крестьян-общинников.

Окончание >>>