Главная >> История России для 10 класса. Данилов

 

 

 

 

Глава 4. Российская империя

 

       

§ 43. Духовные идеалы и повседневная жизнь сословий в XIX в.

Давайте вспомним

    Какие исторические события вызывали подъём национального самосознания в России

Попробуйте

    Проследить, какие события XIX в. наложили наиболее серьёзный отпечаток на духовные идеалы и повседневную жизнь основных сословий России

Духовные ориентиры знати и народа

Победа России в Отечественной войне 1812 г. вызвала подъём национального самосознания народов России. Это возродило интерес к истории русского быта и культуры и способствовало влиянию её народной основы на повседневную жизнь всех сословий. Во время Заграничных походов русской армии молодые дворяне лучше узнали внешние стороны быта европейцев и осознали отставание России от Запада по уровню жизни. Возникла приверженность к рационализму, английскому образу жизни и идеалу джентльмена. Дворяне увлеклись теориями английских философов и английской литературой. XIX век часто называют английским веком.

Денди. Рисунок XIX в.

В 1814 г. Англию посетил Александр I, позже Николай I. Англоманами стали многие представители высших слоёв населения России. Вместе с английским влиянием в быту и повседневной жизни всё большее значение приобретал стиль романтизм. Романтизм как мировоззрение был основан на стремлении личности к духовному совершенству и недостижимому идеалу. В умонастроениях романтиков ведущую роль играли мечты, душевный подъем и тяга к независимой личности. Романтики считали, что земная жизнь является лишь необходимым этапом к идеальному загробному существованию. Для них были характерны идеализация прошлого, интерес к традициям и культуре разных народов, возвращение к христианской религии и морали. В Западной Европе романтизм обратился к готическому искусству и внутренним переживаниям людей Средневековья. Увлечение загадочным Средневековьем и восточной экзотикой привело к театрализации повседневной жизни в средневековом и восточном вкусах.

В повседневной жизни романтизм совпал с явлением дендизма. Русские денди ориентировались на романтический культ индивидуализма, экстравагантность поведения и разрушение светских приличий. Денди узнавали по бледному лицу с фатальным видом человека, сгораемого от угрызений совести и страстей. Романтическая небрежность должна была подчёркивать интеллектуальную значимость личности, стоящей выше быта. Характерная черта денди — его разочарованность всем, «русская хандра». Они были равнодушны ко всему окружающему, к людям эмоционально не привязывались и не проявляли интереса.

Реформы 1860—1870-х гг. способствовали укреплению иной системы жизненных ценностей. Многое с того времени становилось товаром, включая поступки и отношения людей. Чувства и мысли, любовь и человеческое достоинство нередко определяли денежной стоимостью. Всё это выражалось в погоне за шиком, роскошью и в ежедневной демонстрации богатства. Разные материальные возможности и вкусы сословий вели к возникновению эклектики в повседневной жизни.

Возрос интерес к истории Древней Руси, изучению древнерусского быта и фольклора, собиранию икон и древних рукописей. Осознание частью образованного общества своих корней способствовало зарождению национального стиля в быту.

В то время как для верхов общества данный стиль оставался в определённой мере экзотикой, подавляющая часть жителей России, прежде всего крестьяне, продолжали придерживаться во многом сходных с этим стилем традиционных ценностей, унаследованных от предшествующих эпох. Духовный мир крестьянина складывался из многовекового опыта восприятия природы и хозяйственных знаний. Его пронизывала глубокая нравственная основа — добросовестность и трудолюбие. В повседневной жизни крестьянства были важны богатый социальный опыт, умение увязывать индивидуальные и семейные интересы с интересами общины. Чёткий ритм каждодневных работ крестьянской жизни сочетался с веками отработанным циклом сезонных работ и земледельческим годом в целом. Православие было и мировосприятием крестьянина, и его образом жизни. В нравственном идеале крестьян христианская трактовка добра, милосердия, благочестия, почтения к старшим тесно переплеталась с взаимопомощью. Христианство всё ещё переплеталось у крестьян с языческими представлениями. Они верили в духов, реальность сил зла. Против домовых, леших, водяных и прочих персонажей применяли крестное знамение, нательный крест и молитву. В быту имели место пережитки язычества: обращение за помощью к тёмным силам и колдунам, заговоры и обряды.

Калейдоскоп моды

Женщины в XIX в. стали мерилом состоятельности мужа и наглядным свидетельством богатства семьи. В начале XIX в. в моде были закрытые платья в стиле ампир с облегающим лифом и юбкой в виде колокола. После войны 1812 г. длинные рукава стали отделывать эполетами. Всю обувь делали без каблука. На прогулку надевали бархатные спенсеры, рединготы с пелеринами, зимой — ротонды из плюша с меховым воротником. Выходить из дома без шали, перчаток, зонтика и шляпы считали неприличным. Самыми распространёнными шляпами были закрывающие профиль лица капоры и кибитки.

Портрет И.И. Пушкиной. Художник К.П. Брюллов

В период романтизма и позже идеальной считалась изящная и хрупкая женщина, умеющая хорошо держаться в седле и не пренебрегающая охлаждённым шампанским. Дамы предпочитали платья с облегающим лифом, осиной талией и широкой юбкой. Н.В. Гоголь сравнивал женщин с мотыльками, а рукава их платьев с воздухоплавательными шарами. Декольте покрывали блондой — кружевом золотисто-жёлтого цвета. В моде были свободные верхние наряды — накидки, мантильи, манто, короткие шубы и муфты. Обувь без каблука из прюнели держалась на ноге с помощью завязок. Зимние ботинки из сукна и плиса застёгивались на пуговицы. Романтической красавице соответствовали причёски «плакучая ива» со спускающимися с обеих сторон длинными локонами и «взбитые сливки» с пушистыми облаками мелких локонов — стружки. Сзади волосы поднимали и удерживали ажурным гребнем. Шляпы имели высокую тулью, широкие поля и завязывались под подбородком.

Головными уборами для выездов стали восточные тюрбаны, шёлковые чалмы, бархатные береты. Украшениями служили фероньерка на лбу, порт — букет на поясе и парные браслеты.

В середине XIX в. в моду вошёл новый силуэт женских платьев с очень широкой юбкой — кринолином. Приближение элегантной дамы сопровождалось шуршанием многочисленных нижних юбок. Верхней одеждой служили атласные казакины, отделанные тесьмой бурнусы, тальмы, меховые палантины, клетчатые шарфы. Причёски были невысоки и компактны. Волосы зачёсывали назад и скручивали в «бараний рог», на который крепили наколки и сетки.

Украшениями служили сумочка-кисет в виде мешочка со шнурком, перьевой или расписной веер с изображёнными на нём галантными сценами. Наряд и причёску украшали цветами. В моде были запахи розы, резеды и флёрдоранжа. Изобретение в 1808 г. жаккардовой машины, а в 1830-х гг. машины для производства тюля и кружев и печатной многокрасочной машины привело к удешевлению одежды.

В 1820—1840-х гг. были изобретены выкройки, сантиметр и манекены. Открыли первые магазины готового платья. Рост конкуренции среди изготовителей одежды, развитие транспорта и ускорение обмена информацией на промышленных выставках — все эти факторы способствовали быстрой смене моды.

Символика костюма стала намного сложнее, чем в XVIII в. Цвет костюма мог свидетельствовать о настроении человека. Розовый цвет обозначал гармонию е миром, он стал популярен в России после 1812 г., его предпочитали невесты на смотринах. Зелёный цвет надежды использовали для визитных платьев и фраков. Блёклые и пастельные тона брали для костюмов стариков. Лиловый цвет был, как и чёрный, траурным.

Рисунок из иллюстрированного журнала «Нива». Конец XIX в.

В правление Александра III эталоном красоты была стройная женщина в платье на корсете с турнюром, который делали из жёстких оборок или ватного валика. Юбка заканчивалась длинным шлейфом или треном. Причёска повторяла силуэт юбки: уложенные на затылке волосы напоминали турнюр, а ниспадающие сзади локоны — шлейф. Верхней одеждой служили пелерины с мехом и жакеты с басками. На маленьких шляпах были вуали с чёрными мушками. Модной обувью стали туфли на каблуке с лакированными носами и ботинки на шнуровке.

Купчихи подражали дворянкам и выезжали в свет в модных платьях и дорогих украшениях. Платья из плотных шелков отделывали кружевами, оборками, воротник закалывали брошью. Волосы убирали под сетку или чепец. При выходе на улицу надевали цветной салоп, капор с лентами и шаль. Одеждой мещанок являлись атласные юбки, шёлковые сарафаны и кофты с кисейными рукавами, шали и платки. Верхней одеждой служили кацавейки или салопы из плюша. Крестьянки носили парочки — сарафаны с кофтами из одной материи. Головным убором служил повойник с платком — полушалком. Верхней одеждой крестьянок были короткие шугаи со сборками и полушубки, а обувью — кожаные сапожки.

Мужской костюм в XIX в. стал более деловым и практичным. Модник или денди, олицетворявший английский стиль, был одет в элегантный фрак и белоснежную рубашку с кружевом, вышивкой гладью и перламутровыми пуговицами. Идеалом мужчины считался человек с тонкой талией, широкими плечами, маленькими руками при высоком росте, поэтому фраки шили с пышным рукавом у плеча и большими манжетами. Денди носили три броских жилета — суконный, шёлковый и бархатный или на одном жилете делали тройные отвороты. Белый шёлковый платок вместо галстука завязывали мягким бантом и скрепляли бриллиантовой булавкой. Панталоны из эластичной ткани были всегда светлее, чем фрак и сюртук.

Типичной одеждой романтика стали фиолетовый сюртук, лиловый жилет и светлые панталоны. Верхней одеждой служили рединготы с чёрным каракулем и каррики со множеством пелерин. Романтики перебрасывали тёмный плащ на яркой подкладке через плечо, шарф через шею, расстёгивали воротники и делали надо лбом кок из взлохмаченных волос. Необходимыми предметами являлись лорнеты, монокли и пенсне. Носили туфли с лакированным носком и низким каблуком, суконные ботинки на пуговицах и калоши. Дополняли наряд перчатки, шёлковый цилиндр и трость.

В домашней обстановке денди погружались в атмосферу Востока, облекались в полосатые шлафоры и архалуки, сюртуки с мехом — венгерки, шаровары, мягкие туфли, фески с кистями и закуривали трубки. Образ денди дополняли запах табака, ароматы сосны, кедра — свидетельство увлечения охотой.

Во второй половине XIX в. появился сюртук со скошенными, округлыми полами (визитка) и пиджак. К ним полагались однотонные брюки с лампасами. Рубашка с чёрным галстуком дополняла костюм джентльмена. Верхней одеждой служили пальто, плащи, бекеши. Наряду с цилиндрами на голову надевали котелки, фуражки и картузы. Чёрные трости дополняли костюм.

Купцы носили тонкие рубашки, кафтаны со сборкой и сюртуки из чёрного, синего или зелёного сукна. Шитьё на воротнике и обшлагах свидетельствовало о статусе купца: полное шитьё, половинное шитьё и шитый кант. Суконные чёрные брюки и кожаные сапоги на каблуке дополняли костюм. Купцы-западники одевались по-европейски: фрак, сюртук и визитка, лакированные ботинки, красные носки. Купца отличали по енотовой шубе и бобровой суконной или плисовой шапке. В провинции купцы носили старомодный долгополый кафтан, плисовый жилет и цветную рубаху.

Мещане любили длинные сюртуки с бархатным воротником коричневого цвета, брюки в полоску и картуз. Вместо галстука у них была цветная шёлковая косынка, вместо туфель — сапоги. Многие облачались в модные рубашки и косоворотки, пиджаки и сибирки, брюки навыпуск или заправленные в сапоги, бекеши и полушубки. По моде одевались фотографы, портные, парикмахеры, приказчики. В праздничную крестьянскую одежду проникали фабричные материи и покупные товары, будничная сохраняла старый покрой и ткани: рубаха, штаны, кафтан, картуз, лапти, сапоги, валенки.

Продолжение >>>