Главная >> История России 10 кл. Данилов

 

Глава 3. Московское государство

 

Повседневная жизнь и общественные идеалы допетровского времени (XVI—XVII вв.)

Давайте вспомним

    Когда иностранцы стали поступать на службу в России. Чем это было вызвано

Попробуйте

    Выделить новые черты повседневного быта, появившиеся в России в XVII в.

Духовный мир и нравы людей

Под влиянием разнообразных событий российской истории претерпели изменения духовные идеалы людей, формировались новые привычки и нравы. Человек искал объяснений бедности, нищеты и горя, которые несли ордынские погромы и поборы. Многие ожидали скорого конца света и готовились к Страшному суду. Отсюда вполне естественным было стремление многих точно исполнять христианские заповеди. Церковь усматривала во вторжениях внешних врагов наказание свыше и призывала людей к смирению. Спасение от греха видели в послушании и праведности, т. е. в жизни по правде. Для спасения души почитали иконы и святые мощи, посещали церковные службы. Идеалом считали старину, отступление от которой трактовалось как отречение от своего прошлого и предков.

Однако внимание к внешней стороне веры нередко превалировало над внутренним религиозным чувством. Даже многие набожные люди исповедовались и причащались только дважды в год. Русские люди были закрытыми и не хотели открываться даже священникам. Верное средство к спасению души видели в раздаче милостыни, тем более что бедствия конца XVI — начала XVII в. породили огромное число нищих.

Христианская вера соседствовала со всеми видами языческих суеверий. С давних времён осталось представление о природе как таинственной силе. Верили в могущество человеческого слова, поэтому заговоры и заклинания играли весьма важную роль в жизни людей. Хорошим средством от всех бед и невзгод считали завязывание узлов — оберегов, что осталось в слове «завязать» в смысле прекратить, преградить. «Домострой» осуждал все языческие суеверия как бесовские. Противоядием от них считался крест. Его считали знамением мира и союза, поэтому целовали в знак обещания и договора. В знак родства обменивались нательными крестами.

Богатство и достаток являлись приманкой для различных иноземных захватчиков и своих «лихих людей», поэтому зажиточный человек стремился скрыть своё имущество и доходы. Огромные налоги и пошлины привели к тому, что старались купить товар за бесценок, а продать втридорога. Именно тогда сложилось твёрдое убеждение, что без обмана ни в торговле, ни в промыслах, ни в ремесле обойтись нельзя. В тяжёлые годы люди привыкали жить одним днём, вспоминать старину и не заглядывать в будущее, отсюда рождалась беспечность и привычка жить, надеясь на авось.

Русский нательный крест, найденный археологами

Среди многих бед и невзгод складывались свойства русского народа: сметливость, находчивость, изворотливость и необычайная выносливость, которая удивляла иноземцев. В условиях значительной изоляции от остального мира многие поколения русских людей всех слоёв населения имели одни и те же религиозно-нравственные потребности и ценности. В.О. Ключевский писал о России XVI в. как об обществе «духовной однородности».

Все иностранцы, прозванные немыми или немцами, стали восприниматься русскими людьми как нечто чуждое, греховное, неизбежное зло и дьявольская сила. Внезапно появившийся на улице иностранец мгновенно собирал вокруг себя любопытных, разглядывавших его часто с нескрываемой неприязнью и насмешками. После общения с иноземцами дом очищал от скверны священник, а сами общавшиеся с ними шли в храм. Церковь запрещала сидеть с иностранцами за одним столом.

Постоянные войны, опричнина, позже Смута вели к снижению ценности человеческой жизни, пренебрежению личностью, ожесточению нравов и равнодушию к смерти. В этих условиях европейские идеалы Возрождения и Реформации, в центре которых были личность человека, его жизнь и права, раскрытие его способностей, оказались чуждыми для России. Своим умом жить человеку не полагалось, он должен был следовать указаниям «Домостроя», и жизнь его должна была течь спокойно, невозмутимо и благочестиво. Повседневная жизнь и быт того времени строились на идеале, согласно которому отдельная личность не имела никакого значения. Человек находился в полной зависимости от своего рода. Воля старших была законом для младших. На путь истинный человека направлял страх наказания. Образцом праведной жизни считали жизнь монастырскую, да и сами поучения «Домостроя» напоминали строгий монастырский устав, от которого не допускалось никакого отступления.

В XVII в. — «веке новшеств» — происходили существенные изменения в идеалах русского человека. Вера в Бога и спасение души стали пониматься теперь многими как активная мирская деятельность на пользу царю и Отечеству. Отношение к иностранцам менялось, их всё больше стало оседать в России. Церковь, правда, продолжала настаивать на их изолированном проживании. В Москве выходцам из Речи Посполи- той, в том числе захваченным в плен в ходе войны 1654—1667 гг., выделили Мещанскую слободу, а всем остальным — Немецкую. Постепенно у многих русских людей рос интерес к образу жизни, обычаям и культуре других народов. Это было связано, в частности, с секуляризацией сознания высших слоёв общества. Новации перестали пугать, приучали к мысли о возможности позитивных перемен в повседневной жизни.

Обряды русской свадьбы

В Древней Руси свадебный обряд был прост: жених и невеста брались за руки и на людях три раза обходили по ходу движения солнца куст ракиты. Но постепенно ритуал усложнялся. Судьбу девушки или юноши нередко решали родители. Юноши и девушки, особенно в городах, могли увидеть друг друга только в церкви. Родители выбирали детям ровню из своего круга. Выдавали замуж в 15—16 лет. Время свадеб было чётко обозначено: зимой (от Крещения до Масленицы) и осенью. От Пасхи до Троицы свадьбы устраивали только бояре, так как крестьянские семьи не могли терять работницу на летнюю пору.

Свадьбе предшествовало сватовство. Независимо от времени года сваха надевала шаль и шубу красных оттенков. Печь к сватовству протапливали даже летом. Двигаться сваха могла только вдоль досок пола, но не поперёк. В случае отказа слышали: «Наш товар не проданный», а в случае согласия устраивали пир. Затем был сговор. Нарушить позже сговорную грамоту считалось большим грехом. В ней речь шла об описи приданого, а также назначалась дата свадьбы. Хорошее приданое обеспечивало будущей жене определённую имущественную независимость и более престижное положение в семье мужа. В состав приданого могли входить скот, деньги, иконы, одежда, ткани, драгоценности, слуги-холопы. Когда отец жениха и отец невесты жали друг другу руки, то сговор считался заключённым. Приданое перевозилось в дом жениха после свадьбы. Впоследствии для перевозки приданого снаряжали 5 колымаг или саней.

Во время сговора невесту никто не видел (она так и называлась — неизвестная). Следующий этап свадебной подготовки — смотрины невесты. Сваха с родственниками жениха приезжала в дом невесты, где показывали невесту в лучшем наряде. Сваха прохаживалась с невестой по комнате, рассматривала её и задавала вопросы. В невесте ценили стать, мастерство, хозяйственность, а в жене — покорность, молчаливость и трудолюбие.

Распорядителем свадебного обряда был дружка, он следил за обрядами, кнутом отгонял всё, что могло навредить соединению жениха и невесты. Тысяцкий распоряжался свадебным поездом — лошадьми, каптанами и санями. Дружке и тысяцкому помогали свечники, фонарщики, банники, ясельничий, оберегавший свадьбу от колдовства. К свадьбе готовили специальную еду: пирог — курник из курицы, риса, грибов, яиц, перелечи — калачи с гранями, похожими на ананас, сыр, жареную курицу, кашу, мёд и пиво.

Свадебный обряд начинался рано утром с «выкупа» места рядом с невестой — вином, деньгами и подарками. Молодые сидели в «красных» нарядах спиной друг к другу, когда начинался обряд «чесания» невесты. Он заключался в причёсывании её волос с медовой водой и надевании волосника и кики — «бабьих уборов». Венок, ленту и повязку — девичий головной убор невеста отдавала сёстрам и подружкам. Наступало время обряда осыпания молодых хмелем, ячменём, овсом, монетами, кусочками тафты и меха. В сапожки невесты клали мак от порчи, а в одежду втыкали иголки или гвозди. Молодых благословляли родители, кольцами они обменивались дома.

Свадебный поезд в Москве XVII в. Художник А.П. Рябушкин

Во второй половине дня ехали в храм для венчания. Дорогу свадебному поезду несколько раз перегораживали жердью или шапкой (на шапку нельзя было наступать). За дальнейший путь платили выкуп. В церкви молодые проходили по устланной красной материей дорожке и становились перед алтарём. Во время венчания читали молитвы, соединяли руки молодых, водили кругом, надевали на голову венцы, трижды пили вино из стеклянной чаши, которую потом разбивали и топтали ногами. Во время венчания следили за приметами. Хорошими приметами считали снег и дождь, а плохими — падение предметов, угасание свечей или костров, появление препятствия между молодыми.

По приезде домой начинали свадебный пир. Молодых усаживали на шубу и кормили кашей и курицей, затем отправляли в сенник. На следующий день после мытья в бане на молодых надевали белые одежды и яркие головные уборы. Затем молодых кормили кашей. Важнейшим вопросом была честь невесты. Если жених был доволен этим вопросом, он к дуге упряжи лошади прикреплял кусок красной материи, а если нет — голубой. Молодые принимали подарки — скот и недвижимость.

Развод считался позором, поэтому второй брак не имел святости, третий брак не одобрялся церковью. Свадебные обычаи строго соблюдали и передавали из поколения в поколение.

Семейные заповеди «Домостроя»

Семейный уклад строился тогда по принципу: миром правит Бог, государством — царь, семьёй — муж. Внутри семьи власть его главы — отца была неограниченна. Глава семейства был защитником, покровителем, добытчиком, кормильцем. Он управлял всем домом, всеми членами семьи и домочадцами. Его распоряжения должны были выполняться беспрекословно. Отношения в семье были основаны на деспотизме и страхе, одобрялись физические наказания. «Домострой» считал страх наказания главным средством воспитания. Почтение к родителям рассматривалось как залог счастливой жизни детей.

Женщина считалась существом, стоящим ниже мужчины (отсюда пословица: «Курица — не птица, баба — не человек»). Для мужчины считалось недопустимым внешнее проявление уважения к женщине и вступление с ней в беседу. Женщина сравнивалась с сетью, созданной для прельщения мужчин белизной лица, очами, женской красотой. Чувство любви считалось грехом. Любой свой шаг женщина должна была согласоввывать с мужем. У мужа была плеть для жены, побои считали признаком любви. Знатные женщины вели затворнический образ жизни и только с разрешения главы семьи могли выезжать из дома в церковь и к самым близким родным. Слюдяные окна их колымаг были всегда закрыты занавесками. Для женских покоев отводилась задняя часть дома, и ключ от входа туда находился в руках хозяина. Высоко чтили тех женщин, которых не видели посторонние и чужие люди. В то же время, согласно «Домострою», домовитая хозяйка вызывала уважение мужа, родни и общества. Она была хранительницей очага, семейного тепла и чистоты, знала все запасы и вещи в доме и умела организовать работу слуг. Бережливость и скопидомство считали необходимыми для хорошей хозяйки.

14 ноября был праздник святых Косьмы и Дамиана (Кузьминки) — покровителей семейного очага и супружеского счастья. В этот день ели курицу, чтобы «в семье всё ладно было и птица водилась». Кур отсылали всем родным. Мужья подносили кур своим «боярыням» на «красное житьё», их яйца считались целебными.

В XVII в. строгие ограничения и регламентация жизни семьи стали вызывать некоторые сомнения. Появилась поговорка: «У нас не в Польше, муж жены больше». В некоторых семьях у детей сложились тенденции отделиться от родителей и жить «как любо».

Продолжение >>>