Главная >> История России для 10 класса. Данилов

 

 

 

Глава 3. Московское государство

 

       

§ 18. Характер Московского государства во второй половине XV — начале XVI в.

Давайте вспомним

    Когда и как произошло свержение ордынского господства над русскими землями

Попробуйте

    Составить сравнительную таблицу особенностей организации власти на Руси в XIII—XIV вв. и в XV — начале XVI в.

Возвышение княжеской власти

Освобождение от ордынского владычества и объединение русских земель в единое государство вызвали перемены в характере политической власти. Источником великокняжеской власти вновь становится происхождение, а не воля золотоордынского хана. Во главе единого Русского государства стояли потомки Ивана Калиты, которые начали именовать себя государями и самодержцами всея Руси.

Великий князь и бояре. Миниатюра из летописи

Большинство историков считают, что понятие «самодержавие» люди того времени связывали с обретением внешней независимости страны. События 1480 г. «сделали великое княжение всея Руси суверенным — самодержавным, в исконном смысле слова, государством», — отмечал известный историк А.Е. Пресняков. В то же время, чтобы подчеркнуть своё особое положение, Иван III в международных документах стал именовать себя царём и разработал ритуал торжественной передачи власти своему наследнику — венчание на царство (коронация). Впервые в 1498 г. на царство был венчан внук Ивана III Дмитрий, а в 1502 г. — сын Ивана и Софьи Палеолог Василий. Показательно, что лишение Дмитрия статуса наследника Иван III объяснил весьма просто: «Чи не волен яз, князь великий, в своих детях и в своём княжении? Кому хочу, тому и отдам княжение». Эта фраза, по мнению некоторых историков, положила начало формированию деспотических черт высшей власти в стране.

С появлением единого государства «государь всея Руси» сосредоточил в своих руках огромные полномочия. Только он имел право издавать распоряжения законодательного характера, назначать на высшие государственные должности, осуществлять полномочия высшей судебной инстанции. Кроме то-го, он возглавлял наиболее значительные военные походы.

Несмотря на изменение общественного статуса великого князя и значительное увеличение его полномочий, сохраняется древняя традиция княжеской «думы» со своими боярами. Она трансформируется в создание постоянного совещательного органа при великом князе — Боярской думы. В конце XV в. Боярская дума состояла из двух чинов: бояр и окольничих. Её численный состав был небольшим: 10—12 бояр, 5—6 окольничих. На боярские должности великий князь назначал представителей самых знатных московских боярских родов. По мере вхождения новых земель в состав единого государства боярский чин стали получать князья прежде независимых княжеств («княжата»). Чин окольничего был несколько ниже боярского, его получали бояре менее знатные или молодые. Однако при сыне Ивана III Василии III аристократический состав думы стал постепенно размываться, политическое значение её снижается. В думу входят уже «великие», или «введённые», дьяки (позже они стали называться думными дьяками), а также представители московского дворянства — думные дворяне, попавшие в думу благодаря личным заслугам. И если, по свидетельству И. Н. Берсень-Беклемищева, Иван III «любил встречу (возражения. — Авт.), жаловал тех, которые против его говорили», то сын его «встречи против себя не любит: кто ему встречу говорит, и он на того опаляется», а дела вершит, запершись «сам-третей у постели» (показательно, что в том числе и за эти слова боярин поплатился головой).

В среде бояр в XV в. сложилась система местничества. Чем раньше правители тех или иных княжеств переходили на службу к московскому князю, тем более почётные должности они получали. Более того, данные места закреплялись за их прямыми потомками. От претендентов требовалось только одно условие — полное подчинение великому князю московскому. Дан- ное обстоятельство со времён Ивана III трансформируется в фра- зу, с которой любой служилый человек, даже самого высокого чина, обращался к государю всея Руси: «Се яз, холоп твой...»

Система управления

Государственного аппарата, как такового, в конце XV в. ещё не существовало. Но были созданы два общегосударственных учреждения, которые исполняли великокняжеские распоряжения: дворец и казна. Дворец, возглавляемый дворецким, первоначально ведал землями великого князя. Затем дворецкие стали рассматривать земельные споры, вершили суд. С присоединением новых территорий там появились местные дворцы, а из Москвы управление ими стал осуществлять Большой дворец. Казна, возглавляемая казначеем, контролировала взимание государственных налогов, таможенных сборов, выполнение ряда повинностей, а также занималась вопросами внешней политики. В казне хранились государственная печать и государственный архив.

Во второй половине XV в. начинает формироваться центральная исполнительная власть. Первоначально княжеское управление осуществлялось через систему временных поручений, которые давались, как правило, боярам. Затем эти единоличные поручения начинают превращаться в постоянные присутственные места («избы»). Для решения тех или иных вопросов при Боярской думе создавались особые комиссии, важнейшие из которых трансформируются в дальнейшем в приказы. Так были образованы, к примеру, Разрядный и Разбойный приказы.

Важным мероприятием было создание в 1497 г. Судебника — первого свода законов единого государства. В этом документе были собраны и приведены в систему все законы, существовавшие в Московском княжестве. Теперь они становились обязательными на всей территории Русского государства.

Параллельно с формированием в Москве центральных органов власти происходили изменения и в управлении на местах. Основной территориально-административной единицей в едином государстве становятся уезды. Границы уездов восходили к рубежам бывших независимых земель, поэтому их размеры были разными. Уезды делились на станы и волости. Власть в уезде и его центре — городе принадлежала наместнику, а в станах и волостях — волостелям. Наместники и волостели присылались из Москвы. Они получали управление территориями «в кормление». Отсюда их обобщённое название — кормленщики.

Кормления являлись вознаграждением — но не за исполнение настоящих административных и судебных обязанностей, а за прежнюю военную службу. Они рассматривались в качестве своего рода пенсий наместникам и волостелям. Как правило, свои прямые административные и судебные обязанности они выполняли спустя рукава и нередко передоверяли их своим холопам (тиунам). Не было строгой системы ни в самих назначениях кормленщиков, ни в размерах кормлений.

Сочетанием новых и старых подходов характеризуется политика великих князей по отношению к удельным князьям, которыми могли быть теперь лишь представители московского княжеского дома. Иван III вёл борьбу с самовластием удельных князей — своих братьев. К концу княжения Ивана III в пределах самой Московской земли оставался лишь один удел. Но великий князь в завещании «одаривает» уделами не только своего старшего сына Василия, но и четырёх его братьев. Правда, Василий, как великий князь, обладал значительными преимуществами: он получил 66 городов, а все братья вместе — всего 30, только он имел право наследовать выморочные (без наследников) уделы и только его детям могло принадлежать великое княжение, от которого заранее отказались братья. К концу княжения Василия III уделов осталось всего два: Дмитровский, где княжил Юрий Иванович, и Старицкий, принадлежавший Андрею Ивановичу.

Во владениях удельных князей сохранялась система управления, сложившаяся в XIV—XV вв. Центром управления был княжеский дворец, состоявший из хозяйственно-административных ведомств, управлявшихся «введёнными боярами».

Из них же состояла и княжеская дума, не являвшаяся постоянным органом и созывавшаяся князьями по мере надобности. В ведении удельных князей был суд по земельным и разбойным делам, они собирали в удельную казну пошлины и поборы. Таким образом, удельным князьям предоставлялась довольно большая свобода действий во внутренних делах, но вот во внешнеполитической сфере они ставились в полное подчинение московскому князю.

По мнению некоторых историков, заслугой Ивана III следует считать возрождение на общегосударственном уровне самоуправленческих начал, имевших прочные традиции в русском обществе. В городах на рубеже XV—XVI вв. был создан институт городовых приказчиков. Несмотря на то что они являлись представителями администрации великого князя, назначались эти приказчики обычно из числа местного дворянства (детей боярских). Городовые приказчики ведали непосредственно городскими крепостями, являясь как бы военными комендантами. Однако постепенно они стали заниматься и другими вопросами, связанными с военно-административным управлением: строительством дорог, мостов, обеспечением военных перевозок и хранением оружия. В круг их важнейших обязанностей входило проведение уездной мобилизации крестьянского и городского ополчений, а также контроль за финансами.

В конце XV в. были изданы правительственные акты, регулирующие деятельность наместников и волостелей и определяющие основные принципы суда и управления. Так, Белозерская уставная грамота 1488 г. регламентировала взаимоотношения между органами центральной власти (наместники) и местным населением. В ней закреплялось право белозерцев жаловаться великому князю на наместников и их помощников. Устанавливалось «смесное» (совместное) судебное разбирательство: наместничий суд был правомочен только при присутствии представителей местных общин (это же положение было закреплено и Судебником 1497 г.). Специальная статья запрещала наместникам вмешиваться в дела общины. По мнению современного исследователя Ю.Г. Алексеева, хотя Белозерская уставная грамота непосредственно обращена к населению только одного уезда, её можно рассматривать как типовую. Видимо, предполагалось подобные грамоты дать и другим уездам Русского государства.

Таким образом, Иван III и Василий III проводили последовательную политику укрепления единодержавия, но в то же время они опирались на традиции общинности, имевшие глубокие корни в российской истории.

Окончание >>>